April 11th, 2015

бокс

"Рим" Феллини


Феллини может примирить меня с чем угодно. Например с милейшими соотечественниками. С формулой "других людей у меня для вас нет". 
Развязные пролы из "Рима" курят в варьете, кидают на сцену дохлых кошек, громко обсуждают певичек, задирают ноги на спинки кресел, апофеоз - выставляют детей пускать струйку в проход зрительного зала. Они с готовностью зигуют на победы итальянского оружия (чертовски актуальный фашистский Рим) и безропотно ночуют в бомбоубежище.
"Рим" становится моим любимым фильмом вместе с "Амаркордом". Феллини влюблён в города своего детства/отрочества.
Муссолини приходит и уходит, люди остаются - те же самые люди. Феллини пофиг. Он их любит, отмахиваясь от политики, коллективной вины, как от чуши. Какая разница, какая паста висит на ушах?, пропаганда вечна, уши без груза не остаются, что ж теперь, не жить? Итальянцы прекрасны вокруг костра Джордано Бруно и вокруг статуи Давида. Женщины и дети, заходятся в патриотическом восторге, так же, как в религиозном, спортивном и любовном. Мужчины всегда брутальны, им умирать молодыми. Поэтому несдержанны, поэтому выплёскивают эмоции и успокаиваются (пока копится новая порция лавы).
Своей любовью, своей широтой души он пристыдил меня. Другими люди не будут, у нас тоже не будут.
(График эмиграции из Раши: пик приходится на конец 90х. В пору стабильности эмиграция резко упала. Люди любят кушать и отдыхать, они бегут от плохой социалки, не от политики. Увы или не увы, не знаю уже. Муссолини сдох, Рим остался, люди забыли, забили (те же люди). 
Есть Феллини и Феллини. Чужой человек в "81/2", свой человек в "Амаркорде". Оглядывая киноманским взглядом его фильмографию, я провожу извилистую границу: мой-не мой, холодный-тёплый.
"Римом" я тупо наслаждалась, вульгарностью его людей (сродни русской провинциальной вульгарности), римлян середины прошлого века. Потому что Феллини сделал поэзию: они потомки Рафаэля, они потомки варваров.
Дети пролетариев и потомки крестьян - (мы) прекрасны. Кто сомневается - смотрите "Рим", кто не сомневается - просто любуйтесь им. Грязные разбитые дороги, уродливые проститутки, болтливые обыватели, дети-сорняки, толстые матроны, обжорство, как символ веры, вера, как часть тела.
Этот "Рим" остался в далёком прошлом. Подозреваю (по новому кино), что Италия изрядно американизировалась. Стала гламурнее, обтесалась. И спасибо маэстро Федерико, что запечатлел ту замарашку, как чувствовал.
Collapse )