April 23rd, 2017

бокс

Восточные впечатления.

Бодро начав с Цзя Чжанкэ, я предвкушала следующие фильмы моей «восточной обоймы», как средство освежающее, прямо-таки омолаживающее. Увы, не угадала с выбором, когда решила обойтись без классики, одним новьём. Восточное новьё болеет хронической болезнью западного новья. При показном блеске – внутренняя анемия, надрыв и зевающая пустота. А у некоторых фильмов и этого нет.
«Мой мужчина», Япония, 2014. После землетрясения мужчина средних лет удочеряет девочку Хану, 9 лет, потерявшую родных. Девчонка приклеилась к нему. Поначалу жаль сиротку, потом глядишь – подросшая Хана рассматривает папашку в эротическом ключе и никак больше. Папашка сопротивляется вяло, он вообще от природы – вялый пессимист. Симпатичный, умный и вялый – вот секс-символ, которого мы заслужили. Он с такой рожей трахает костлявую любовницу, что я не верю в его эрекцию.  Другое дело – домашняя Лолитка. Её шаловливые пальчики ползают, где не положено, а детский ротик пускает слюнки. Короче, японская версия нашей русской Лолиты.

Любовница папашки – чистый Бухенвальд, плечики-палочки для еды и впалые с боков ягодицы. Не эротика, а слёзы, то есть – артхаус. Ибо артхаус есть кино, которое должно вызывать отвращение (как мышьяк – у всех, кроме тех, кто давно жрёт мышьяк в небольших дозах). «Мой мужчина» - натуральный артхаус, причём третьесортный европейский. Мутная картинка, затянутое действие, холодные пейзажи, унылые персонажи, неприятный секс. Если рецензия на фильм интереснее самого фильма, то есть фильм не добавляет  к рецензии ничего – в корзину его. Не досмотрела.


Collapse )