f_famar (f_famar) wrote,
f_famar
f_famar

Category:

«Под электрическими небесами», увы, не снятся андроидам электрические овцы.


До тошноты знакомое белёсое марево, в котором тонет пейзаж северной пустыни. Морозный туман, мутное небо, пронизывающий ветер – метафора в лоб: бесприютность и безнадёжность. Начало разочаровывающее. Опять у Германа туман, непогода и хлюпает под ногами (ему – нет, а мне надоело). Мне сразу не понравилось название фильма – есть в нём выспренность, частичка дурного вкуса.
Азиат-гастарбайтер, не бельмеса не зная по-русски, бродит вокруг стройки, разыскивая ремонт электротехники для сломанного магнитофона. Мощнейшее дежавю и оттого унылая скука (ёжик в тумане в ожидании Годо). Азиат не ищет еды, он спит на снегу, завернувшись в полиэтиленовую плёнку (без вреда для организма). Он упорно спрашивает местных о пункте ремонта на своём тарабарском наречии. Абсурд очевиден и опять в лоб. Никто не будет расспрашивать русских на таджикском, если он не полный идиот. Азиат – не персонаж, он – знак, он не вызывает сопереживания. Ещё бы – морда широкая, вид упитанный, хипстер подарил ему пальто. Голыми руками азиат расправляется с вооружённым серийным убийцей. После чего мы можем быть абсолютно спокойными за его судьбу (устало вздыхая, терпеливо, слежу глазами за его телодвижениями).

Герман-младший отличался от отца демократизмом, который можно называть попсовостью. Чем был очень мил моему сердцу. Сложность и доступность были у него в нужных пропорциях. Он не увлекался экспериментами, делающими кино трудноусвояемым. Напротив – упирал на лирику и романтику, был нежным и пронзительным. Кто же знал, что он так быстро скурвится. Смерть отца развязала ему руки продолжать отцовские искания, без отцовского таланта?

Фильм «Под электрическими облаками» состоит из нескольких новелл. Это ещё не вышло из моды для фестивального продукта. Я понимаю деление на части, как руку помощи зрителю: конец новеллы даёт перевести дух и надежду, что всё это кончится когда-нибудь (в «Жене полицейского» приём доведён до апофеоза, новеллы-главы длятся по 3-5 минут).
Дальнейший сюжет фильма Германа строится вокруг недостоенного здания. Огромный овоид призраком маячит в тумане. Кстати, призрак здания – единственное, что мне понравилось в изобразительном ряде фильма.
Героев следующих новелл также нельзя назвать персонажами. Их характеры едва обозначены. Они часто несут ненужный вздор (автор сценария=режиссёр, стремящийся к мании величия) – хочется почикать ножницами лишние фразы, отбирающие у нас время и затягивающие без того «медленное» кино (отсутствие темпа – наш идеал).
Из за границы приезжают двое наследников бизнесмена, который затеял стройку здания и умер. Парень «ни с чем пирожок» и девушка-умничка  со слуховым аппаратом (в копилку абсурда: не хочет слышать – срывает аппарат) – балованые богатые детки.
За судьбу замороженной стройки волнуются архитекторы дома-овоида: это их карьерный прорыв, они кровно заинтересованы в достраивании. Один нелепо гибнет, другой ведёт богемный образ жизни, волочится за девушками и говорит скучные вещи. Его знак абсурда – красное родимое пятно на пол-лица. Очень остроумно: мешает назвать персонаж безликим, назову беззубым.

Сотрудники музея, часть территории которого отдали застройщику, ведут неравную борьбу с монстром коррупции. Гид-переводчик – Мераб Нинидзе одевается в костюм гусара (А надо бы – Дон Кихота). Он живой и тёплый, вместе с А. Мельниковой – единственные люди в этом царстве конструктов. Новеллу про музей можно проснуться посмотреть. Нинидзе с возрастом стал похож на Мастроянни. Стал ещё чудеснее, обаятельнее, беззащитнее, невольно таща на себе груз ролей Марчелло.

Чулпан Хаматовой повезло меньше – она играет бомжа-наркомана. Колония наркоманов, у одного из которых дилеры украли сестрёнку за долги, должна вызывать сочувствие, но не вызывает. Обдолбанный в доску парень Валя лезет на рожон драться с наркодилерами, я не поняла высший смысл этой новеллы. Ни жалости, ни отвращения, ни брезгливости – поразительно вымороженный на чувства фильм.
В тумане бряцают мечами любители ролевых игр. Специалисту по застройке снятся навязчивые сны времён его юности – эпохи Перестройки.
Один удачный визуальный образ, один удачный персонаж, одна смешная шутка про эльфа-еврея – маловато для режиссёра «Бумажного солдата».
Неотвязная белая непогодь к концу фильма кажется настолько нарочитой, что портит пейзаж (да поняли мы, поняли, красота питерская, несказанная, хва педалировать).

Меня угораздило придти на фильм с мамой. Мама три раза заснула. Я не будила – я завидовала. После сеанса приехал сам Герман на встречу со зрителями. Впервые я попала в ситуацию, когда встреча с автором была нежеланна.
Какие вопросы, когда полное разочарование и досада (от пути в кино, который выбрал зрелый Герман)? Но я осталась послушать автора – неудобно уходить. Автор сиял, как должное, принимая аплодисменты. Гордо и свысока. Или мне показалось – но я пришла в раздражение.
Ответы Германа вызвали у меня возмущение – это ложь или самообман? Он говорил, что решил создать оригинальный фильм, не похожий на российскую артхаусную продукцию. Фильм о городских людях, разных людях, «лишних» людях. Ну, знаете – большей банальности, чем этот фильм, свет белый не видел. Это типичнейший фестивальный продукт, собравший все штампы модные примочки современного артхауса, как нашего, так и не нашего. Да все снимают фильмы о горожанах и лишних людях – и Хомерики, и Хлебников, и Вырыпаев, и Серебренников.
Смешно, но в фильме нет «лишних» людей, за исключением богатенького сынка. Азиат-богатырь избавляет мир от маньяка, архитектор получит свой дом и славу, музейный гид преодолевает апатию, чтобы поддержать знамя интеллигентности в нашем мире. Девушки фильма, как одна, молодые, красивые и энергичные. Наследница берёт в руки бизнес отца, чтобы достроить дом и помогать слабым.
Смешно, но фильм кончается хэппи-эндом. Дом достроят, маньяк убит, даже девчушка сбежала от своих похитителей и с оптимизмом смотрит в электрические небеса.
Только, увы – от финала тоже ни холодно ни жарко, электрическое бесчувствие.

Я постеснялась, а парень из зала сказал в лоб, что Герман-сын подражает отцу. Герман-сын был готов отвечать (не впервой, однако) – мол, его сравнивают с отцом, потому что напрашивается. Был бы сын Муратовой – сравнивали бы с ней. Я не вынесла и ушла домой, нагло, повернувшись спиной в автору.
Потому что действительно и явно подражает отцу, и той же Муратовой, и Тарковскому, и самоцитирование есть.
Герман, который остался единственным, прекращай! Не тянись за отцом, не усложняй восприятие, не мудри со звуком! Сними комедию, а? Шутки же классно выходят!

(Соображения общего плана: почему у нас никто из достойных авторов не любит жанр?
На месте минкультуры я бы финансировала только популярные жанры – это научило бы авторов быть вразумительными, а уже потом обслуживать свои хотелки (хотя бы профессионально).
Tags: Кино, кино, наше кино
Subscribe

  • У каждого есть своё "Лето сорок второго".

    Нежно-навязчивая мелодия Леграна сезон за сезоном звенит в холодном воздухе ледовых дворцов – субтильные девушки на коньках чертят эфемерные…

  • «Ла Сапиенца».  "Мудрость", как артхаус.

    Именно так я снимала бы кино. Имея мало фантазии и много восхищения, я ищу способ говорить о своей страсти, много раз произнести любимое имя –…

  • Тупик Романа

    Каким хорошим, годным был Роман Полански! И что б ему остановиться на своих чёрно-белых фильмах? Думала я, с завистью наблюдая за перемещениями…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments