f_famar (f_famar) wrote,
f_famar
f_famar

Восточные впечатления.

Бодро начав с Цзя Чжанкэ, я предвкушала следующие фильмы моей «восточной обоймы», как средство освежающее, прямо-таки омолаживающее. Увы, не угадала с выбором, когда решила обойтись без классики, одним новьём. Восточное новьё болеет хронической болезнью западного новья. При показном блеске – внутренняя анемия, надрыв и зевающая пустота. А у некоторых фильмов и этого нет.
«Мой мужчина», Япония, 2014. После землетрясения мужчина средних лет удочеряет девочку Хану, 9 лет, потерявшую родных. Девчонка приклеилась к нему. Поначалу жаль сиротку, потом глядишь – подросшая Хана рассматривает папашку в эротическом ключе и никак больше. Папашка сопротивляется вяло, он вообще от природы – вялый пессимист. Симпатичный, умный и вялый – вот секс-символ, которого мы заслужили. Он с такой рожей трахает костлявую любовницу, что я не верю в его эрекцию.  Другое дело – домашняя Лолитка. Её шаловливые пальчики ползают, где не положено, а детский ротик пускает слюнки. Короче, японская версия нашей русской Лолиты.

Любовница папашки – чистый Бухенвальд, плечики-палочки для еды и впалые с боков ягодицы. Не эротика, а слёзы, то есть – артхаус. Ибо артхаус есть кино, которое должно вызывать отвращение (как мышьяк – у всех, кроме тех, кто давно жрёт мышьяк в небольших дозах). «Мой мужчина» - натуральный артхаус, причём третьесортный европейский. Мутная картинка, затянутое действие, холодные пейзажи, унылые персонажи, неприятный секс. Если рецензия на фильм интереснее самого фильма, то есть фильм не добавляет  к рецензии ничего – в корзину его. Не досмотрела.



«Унесённые пулями», Китай, 2014. Начало – противная восточная пародия на «Крёстного отца», что ж мне не везёт – то Лолита, то Корлеоне. Не выношу пародии, не перевариваю, не понимаю. Жанр для импотентов. Вырубила. Потом пощёлкала фильм дальше (конкурс Берлинале!) – танцы и песенки, подожду настроения для второго захода. Но начало убийственное.


«Служанка», 2016, Пак Чхан-Ук. Начало фильма, паника, поединок дежавю и склероза за остатки моего моска. Маленькая служанка едет в богатый дом.. ААААААААА «Госфорд-Парк», любимейший фильм, много раз пересмотренный. Это издевательство! Опять подражание, или смелое воровство. Не спорю, фильм – милота, смотрится, как блин в масле. Малышка Сук-хе должна помочь подельнику влюбить в себя и умыкнуть принцессу из замка. То есть японку из дома корейского богатея, злодея и извращенца. Чтобы эту принцессу ограбить и сдать в дурдом. Сюжет страшной сказки изящно петляет, чередуя рассказ хорошенькой служанки с рассказом очаровательной госпожи, потом петляет неизящно: грубо вламываются мужчины с похабными замыслами и инструментами мясников. Пак Чхан-Ук нарезал окрошку из (своих любимых) фильмов и ловко скомпоновал кино фестивального пошиба – мастерство не пропьёшь. Практически, дав пищу каждому подвиду синефила: старые японские книги с эротическими иллюстрациями, лесбийская любовь, заковыристая афёра, маньяк-извращенец и его кунсткамера. Наконец, лично для меня: японо-корейские отношения. Люблю посмотреть со стороны, как в колониях относятся к метрополии, население – к оккупантам. Ничего нового: так же, как в белой расе относятся. Завоеватели-японцы вполне снисходительны к братьям меньшим корейцам. Режиссёр-кореец опускает японских персонажей до уровня статистов (санитаров дурдома, полицейских в порту), он снисходителен к госпоже Хидеко: она лишь злая стерва и лесбиянка, пусть катится в Китай. Зато на корейцах-коллаборационистах отыгрывается по полной. Дядя Хидеко (муж сестры её матери) заставляет девочку-подростка читать вслух классические порнографические труды – для своих друзей-снобов. Также он имеет в подвале набор пыточных инструментов, огромного осьминога и ассортимент женских гениталий в банках со спиртом.
Думаю, отрезая пальцы неудачливому аферисту, маньяк-японолюб (режиссёр Пак) пожалел наши европейские глазки – не стал нарезать пенис, как колбасу. (сцена расправы в подвале - парафраз нашего «ебала жаба гадюку»). Аналогичный намёк содержится в исходе фильма: любовь между Японией и Кореей возможна только в виде полового извращения.

Невзирая на увлекательные взаимоотношения двух братских народов, внутренняя пустота фильма просвечивает сквозь тонкие ткани нарядов. Пак Чхан-Ук, ты можешь больше.
Есть у меня занозой одна неувязочка по сюжету. Хидеко читает гостям книгу подражателя Де Сада, то есть дядюшка знаком с творчеством маркиза. Тогда почему он долго ждёт? Хидеко лет 17-18, старовата для самых сладких утех. Почему дядя не воспитал это дитя, по примеру персонажа маркиза? Почему хранил её невинность? Если его привлекают только смертельные игры, зачем он расспрашивал соперника о подробностях брачной ночи? Восток перестаёт быть востоком: секс и насилие, как бессмысленные акты бытия.
Остаются прекрасные мужчины и женщины в любовных позах на картинках старых книг – тонкий аромат искусства в чаду поверхностных сюжетов.
Tags: восточное кино, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments