Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

бокс

нельзя объять непрочитанное

Смотри, как старый бисер ярок,
Не то что люди, милый мой!


Ленивые мартовские выходные - домашние дела переделаны, крестьянские труды далеки - посвящаю чтению и сериалам, с вкраплениями кино.
Долго не встаю с постели - обложилась книгами и гаджетами. Врангель-Шекли-незапоминаемый китаец-Гоцци-Шмелёв-Кузмин. (мадам, да вы совсем сдурели). Доходит до того, что встретив в сборнике Шмелёва рассказы об офицерах Первой Мировой, я радуюсь узнаванию - это же ребята из записок Врангеля. Ничего не могу закончить, все книги огромные и нескончаемые, стоит мне дочитать одну - тут же подхватываю новый лонг-лонг-рид. Не изменяю себе - чем хуже читается книга, тем глубже я в неё вонзаю челюсти.
Недавно дочитала два тома Лавкрафта, малое собрание сочинений. Его вязкий слог, бесконечные самоповторы, нестрашные ужасы разъели меня медленным ядом. Через зевоту и скуку к влюблённости - речка Мискатоник среди угрюмых гор, рыболюди, неведомый Кадаф и вечные расы под землёй Антарктиды, я этого хотела, я это отпечатала в душе, теперь я прихожанка его Храма.
"Речные заводи" - будь проклята моя лень. Надо было сразу взять лист А4 и записывать коротко имена и био персонажей. Смерть моя, эти классические китайцы. Они так легко переходят из вельмож - в разбойники, из невинных - в убийцы, что моя впечатлительность угрожает моим принципам (немногим, типа "не убий человеков"). Наверное, закончив второй том, я пойму, был ли в романе сюжет? Или это очередной энцеклопедический набросок из тысячелетней истории Китая. Ох, я даже не помню, какие века, какое царство..
Собрание сказок Гоцци я купила по детской памяти - оригинальничание чистой воды. Типа вы знаете Гримм и Андерсена, а я читывала Лагерлёф и Гоцци в большом количестве. Открываю для себя Италию расцвета карнавалов. Снова удивляюсь ясному уму элиты и кипучей духовной жизни восемнадцатого века. Ничто не ново - кроме технического прогресса нам нечем хвастаться. Наши социальные проблемки разобраны ещё древними римлянами. Вообще, стыдища сознавать, что чёртов римлянин не знал трусОв, но был меня искуснее в беседе и умнее в рассуждениях. Итальянские народные сказки, переделанные Гоцци в пьесы, не имеют русских аналогов. Когда-то я читала сказки сборниками и презирала одинаковые сюжеты в сказках народов Европы. Тем удивительнее итальянские - как им удалось сохранить копирайт? :)
Ох, люди не меняются, с какой бы стороны я не подошла к Италии - не увлекает, не люблю, не могу любить и даже не хочу. Прости, Гоцци. Кстати, встретила в сказках языческого бога, Демогоргона, то есть, его не выдумали американские сценаристы.
Врангеля нужно читать с картой - рассматривать сражения, оценивать его тактику. Увы, я пролистываю страницы, не читая, ищу короткие заметки о времени, рассказики о не-боевой жизни, о персонажах Белой Армии. У Врангеля прекрасный слог, просто чистка мозгов от мусора твиттера и телеграма.
Сборник "Солнце проклятых" Шмелёва я бодро дочитываю. (Хоть что-то дочитать). Типичный русский автор конца 19 - начала 20 веков. Шмелёв похож на сразу на Лескова, Салтыкова, Бунина, Набокова вместе взятых. Сначала я наслаждалась его слегка архаичным русским, потом согласилась с его местом во втором ряду классиков - ужасно не оригинальный мужик, ни одной своей фишки, будто отфильтрован из русской природы, свеж, прозрачен и безвкусен. Но зря забыт, его рассказы просятся в школьную программу, вместо неудобочитаемой большой классики, ибо доступен детям. Само по себе "Солнце проклятых" оставило двоякое впечатление - разбередило свежую крымскую рану и обозлило. Крым убивают, сто лет убивают, бедный Крым, моё короткое счастье, утопленное в воде Коктебеля. Моя душа плачет, душа Шмелёва плакала - но это не извиняет издевательств над животными. Вот тут Шмелёв проявил всю свою изобретательность - описания мучений умирающих с голода домашних птиц должны были поразить большевиков в самую утробу, не правда ли? Ну а поразили не их. Снова извиняюсь - я пропустила главы, где Шмелёв "измывался" над козой и павлином, затем прочитала концовку. Гражданская война - хуже ядерной, будь прокляты кремлёвские старцы, живые и мёртвые.
Кузмин - читаю для стихов: стихи, как витамин, нельзя долго не читать стихов. Прочла выдержки из его дневника - его вкусы на 90% не совпадают с моими. Смешно - он не любил пейзажи, а меня не трогают пейзажи в его стихах. Я перебираю страницы - ищу гомоэротику, она прелестна. Случайно набрела на рассказ о матери, обрыдалась и пошла писать этот пост.
Collapse )

бокс

май бади из май кейдж

Вступаю в заочную полемику с людьми, считающими нормальным короткий век человека. Скажем так - 100 лет и хватит, будто стареет не только тело, но и мозг: устаёт запоминать, удивляться, желать. Человек изнашивается - в утиль его, или прогресс затормозится без быстрой смены поколений. Какой-то (недавний) период времени я чувствовала себя такой усталой, старой и безнадёжной, что почти согласилась с теми людьми. Но, странно, я продолжала желать - путешествий, впечатлений, денег, драгоценностей, книг, сериалов и даже любви, на что моё рано исчерпавшее себя тело не имело сил.
Мне 47 лет - я вспоминаю об этом с удивлением, я всегда чувствовала себя старше, смотрела на мир глазами старика, по самоощущению я давно перешагнула 50. И чёртовы антидепры наглухо глушат либидо (выбирай - или спать ночью, или либидо).
Мысли о долголетии кружат-бродят вокруг моей головы, возрождаясь со страниц прочитанных недавно книг. "Город и звёзды" Кларка, "Видоизменённый углевод" Моргана, и - навсегда - Колония Бета от ЛМБ. Вчера увидела несколько фотографий детей, и вдруг меня зацепило: уже много лет я не хотела детей, а сейчас хочу. Нет, не внуков, детей!
Моё тело, одержимое хроническими болячками, тянет засесть за компом, посмотреть серияльчег, съесть булочку с чайком, оно подавляет позывы из глубины: пойти на лыжах, записаться в бассейн итд итд. Ненавижу его, хочу новое тело, хочу всё по новой. Я ничего не успеваю даже дома: я хочу связать свитер и сумку, мне надо сшить кучу вещей для дома, написать десяток постов, посмотреть "Позвоните ДиКаприо", дочитать пять книг и начать ещё пять, смастерить кожаную шкатулку, купить семена, прочитать новые статьи по работе, каждый день заниматься английским. Мне некогда смотреть футбол и слалом! 100 лет? вы шутите? 
Моя дочь выросла, а если бы я выросла сейчас - я бы сделала татушки, пирсинги, без конца красила бы волосы и меняла города. Училась переводить книги, переводила бы культовые вещи для себя. Мама говорит, что я заставляю дочь прожить жизнь, которая не получилась у меня: уехать отсюда, стать переводчиком, не торопиться замуж (вообще нахуй не надо). Так и есть, с одной поправкой - я её не заставляю.
Дайте мне новое тело, то же самое, я не гонюсь за идеалом - дайте меня в мои 23 года. Мне мало 100 лет. Бетанцы живут 120, Р. Морган обещает нескончаемую череду тел, мне нравится золотая середина от Кларка - 1000 лет. Я хочу детей, я всегда хотела троих, я хочу другую профессию. Почему я не могу попробовать другие варианты своей жизни? Я так мало видела и чувствовала. И я могу всё это, меня хватит надолго. Почему нельзя рожать детей в 80, в 100, в 200, в 300 лет - ничего не случится прогрессом. Ваши дерьмовые религии засуньте себе в зад, работайте с геномом, со стволовыми клетками, над клонированием, над экспансией в конце концов. Чёртовы тупые рациональные богатые ублюдки, не читающие фантастику, с ограниченным воображением, неужели не надоело жрать и трахаться? Драгоценные человеческие мозги делают войну и деньги, больше ничего, деньги и войну.
бокс

"Платформа" Уэльбека


Читать Уэльбека - это как сидеть в старом сарае: пыль, паутина, запахи мышей и затхлости. В маленьком окошке сменяются дождь и солнце, а ты сидишь и ленишься на груде ветоши. Уэльбек повествует сухо, скучливо, беспафосно. Его герои антипатичны, мужчины - сомнительных внешних и внутренних достоинств, циники, неудачники, эротоманы-социофобы. Женщины - ущербны и/или обречены. Уэльбек выносит обыденным голосом приговоры людям и цивилизации. Он напоминает, что пора забыть о Франции Александра Дюма, как о древней сказке. Современная Франция - другая страна, порченная и безнадежная (даже проститутки разучились любить).
Мне не до конца понятно, что удерживает читателя, почему я знаю, что буду читать Уэльбека ещё? Тайна сия есть тайна мастера :) Да, он ухитряется не грузить - не быть мрачным, он сохраняет французскую лёгкость слога, и при этом вызывает в памяти Пруста, будто вырос из него. Никакого сходства, кроме "времени, в котором стоим". Они, как две глыбы - Марсель и Мишель, а время обтекает их, сглаживает. Нет, я не сравниваю их значимость, и не буду. Кажется, я люблю их обоих.
Мне хочется, чтобы Мишель стал оптимистом, он и будет оптимистом - когда почует ветер весны в конце тоннеля, а он не чует (писатели - пророки).
Ладно, Мишель, прорвёмся как-нибудь.

П.С. Заложила множество закладок в е-буке - хотела тиснуть сюда цитаты, но лень - кто хочет, тот прочтёт, почему европейские мужчины женятся на азиатках, почему немки предпочитают латиносов, а итальянки - негров (почти не шутка). Ведь "Платформа" - это путешествие по Таиланду и Кубе, без достопримечательностей и местной экзотики, без курьёзов и восхищений. И спасибо переводчику за обогащение эротической русской лексики.

бокс

сравнение на ночь


На ночь читаю "Метаморфозы" Овидия - засыпаю на второй страницы, жуть как снотворно. Овидий не заканчивает мифы - цепляет их друг за друга, иногда принудительно.
Недавно дочка притащила мне томик древних китайских поэтов - мельчайший шрифт, сижу с лупой, наслаждаюсь листанием. Книжка из Дома отдыха "Лесной курорт" - он приказал долго жить, библиотеку раздают случайным туристам, жаль хорошо меня там не было. Кто послал "древних китайцев" в Дом отдыха? Пути совка неисповедимостью поспорят с Господом. Перемежаю римлянина ханьцами - сравнение не в пользу бро.
"Метаморфозы" оказались сборником сказок распутной, безбожной латинской Шехерезады. Точнее - пересказ сотен греческих мифов, многие помню с детства - Овидий "дописал" их, подобно художникам Возрождения: объём, перспектива и колоритные персонажи второго плана.
Боги - твари, в плохом смысле, они сидят на Олимпе и смотрят: что бы ещё трахнуть? Женщины беременеют от них стопроцентно, рожают - и попадают под гнев божественных жён. Гулящие боги помогают бедняжкам - изредка и неэффективно. Если бы Христос учился не у плотника, а на Олимпе, он бы знал, что делать с дерзящими и молящими: чтоб не утомляли - преврати во что-нибудь. В дерево, в галку, в дельфина - больше не жалобится и прыгает смешно, незатейливый древнегреческий юмор. Нет, наш еврейский б-же терпеливей, и юмор у него черней и заковыристей. Олимпийцы были проще.
Перехожу с римского на китайский: грустные песни о природе, вечной дружбе, скоротечности жизни, верности в любви. Четыре тысячи лет - всё изменилось, всё осталось прежним:
Когда краток твой день
и досадно, что ночь длинна
Почему бы тебе
со свечою не побродить?

Западные стихи - секс, кровь, насилие и плоть. Грехи богов. Театр человечков - божеских марионеток (как в "Илиаде"). Восточные стихи - душа и дух, романтика и воздух. Морализм народа. Любовь к семье, друзьям и родине без пафоса и фальши (куда они дели б-га?).
Нет, мне нравится Овидий, я прояснила многие детские непонятки. Овидий мне ближе, чем Гомер. Но мне мешают в него погрузиться - холодный ветерок доносит звуки циня..
Тебя проводив
от ворот на дорогу,
Я чарку пригубил
без всякой охоты.
О, нас разлучившая
служба в Цзяньлине!
О, скрытые далью
на западе тучи!
И вот человек
уезжает далёко...
Разумную речь
от кого я услышу?
бокс

«Тёмная башня» от Кинга.

Стивен Кинг – одно из моих давнишних предубеждений, причина неприязни кроется в тумане юности (не помню). По факту – не читала ни одной книги, зато с удовольствием видела почти все экранизации. Кинг пишет популярные страшилки – я такое не читаю. Внезапно я узнала, что С.К. – автор фантастической эпопеи и мою предубеждённость смыло в унитаз: любители фантастического чтива в состоянии вечного голода и поиска. На подходе была экранизация, я закусила удила и вгрызлась в «Тёмную башню» (ТБ), как в огромный арбуз, предвкушая течение сока с ушей.
Собственно, голод на фантастику – единственная причина, почему я продолжаю грызть вяленое мясо четвёртого романа «Башни».
В предисловии написано: Кинг хотел максимально дистанцироваться от «Властелина колец». За исключением того, что обе эпопеи - «роад стори», Кинг пришёл к успеху. Начинаю сравнение. «Властелин колец» (ВК)– интересная, захватывающая сказка. ТБ – искусственно растянутая, высосанная из пальца история, ложка сюжета в тонне воды. Иногда я читаю «поперёк страниц», пролистывая экран смартфона. Стиль автора отсутствует (если не считать стилем словоизвержение), текст пресен до банального, действие буксует – вымученность ложится тяжестью на несчастного читателя. Я думаю, сокращение до 1-2 романов пошло бы ТБ на пользу. Неужели это тот самый Кинг?
ВК для меня всегда был самой доброй книгой, о маленьких и слабых, которые победили мировое зло добротой, верностью и дружбой. И милосердием. Персонажи ВК нежно любимы многими поколениями.


Персонажи ТБ не вызвали моей симпатии, особенно ГГ – Стрелок Роланд. По прочтении трёх с половиной книг я узнала, что в любой непонятной ситуации Роланд стреляет на поражение. Он упорен, силён и страдает недостатком воображения (Кинг время от времени нудно напоминает). "Ни с чем пирожок" Роланд повинуется «ка» (судьбе), он ищет средоточие зла – Тёмную башню. Что с ней делать Роланд не знает, полагается на ка. Его друзья – вовсе не друзья, Роланд собирается принести их в жертву Тёмной башне. Но мне плевать – друзья своей безликостью не уступают Роланду. Причём, в отличие от Стрелка, Кинг долго и нудно копается в их жизнеописаниях. Первый, Эдди, - молодой героиновый наркоман, который в отсутствии героина обрёл любовь, мозги и скорострельность – стал настоящим стрелком. Слишком просто, для второй подруги Кинг выдумал забубённую личность: Сюзанна – чёрная безногая шизофреничка с раздвоением личности. Её надо было назвать Тавтология. В реальности Роланда Сюзанна слила обе личности и обрела любовь.От картонной искусственности этой троицы меня корёжит (когда они гробанутся, наконец). Третий друг Роланда – Джейк, мальчик, который не нужен своим родителям. Мне он тоже не нужен, для десяти лет – больно взрослый и сознательный. Это талант - сотнями страниц распыляться о персонажах и ничем не зацепить читателя.
Collapse )
бокс

Другие плохие мальчики (Витман)


Выбрав в пользу Ли Чан-Дона, я пожертвовала двумя фильмами Яноша Саса, шедшими параллельно. Делая трудный выбор, я убедилась, что Сас есть на Рутрекере, его темы меня трогают – был тут же скачан и через день посмотрен.
Первые кадры угрюмого действа взвинчивают меня до поросячьего визга: из-за забора показался гроб на колёсиках ГРОБ НА КОЛЁСИКАХ! Страшилки моего детства, заветная мечта – экранизировать страшилки, которые неспящие девочки рассказывали ночами в бараках пионерских лагерей, эти Чёрные руки, идущие за тобой, зловещие части тел и ГРОБ НА КОЛЁСИКАХ. Я влюбилась в «Мальчиков Витман» с одного кадра.

Город и дом, белый двухэтажный, напоминающий дом Булгакова в Киеве, заодно и «Белую Гвардию» с её мятущимися зимними персонажами. Дом белеет в сумраке, окружённый лаем бездомных псов. Город вокруг дома условен, принципиально непознаваем, добавляем к Булгакову Кафку.
Collapse )
бокс

Тайна Вероники Гамбара

Оригинал взят у shakko.ru в Тайна Вероники Гамбара

1500 год, Брешия
За окнами холодного кастелло лил зимний дождь, узкие улочки Брешии были пусты, а юная Вероника Гамбара, дочь правителя города, думала о том, как она несчастна. Ее не радовала ни сложная прическа, искусно уложенная служанкой матери, ни платье из сияющей флорентийской парчи, ни звуки музыки и гул голосов из зала внизу. Она знала, что ужасно некрасива, неловка и не умеет держать себя в обществе, и что только знания, только науки могут придать ей достоинство. Вероника ненавидела себя. Ей было пятнадцать лет.

Ее отец, граф Джанфранческо, стоял в зале и смотрел, как его дети спускаются по лестнице. Первенец Уберто, Ипполито со сдержанной улыбкой хитреца, лохматый подросток Бруноро и младшенький Камилло, а также любимые девочки – Изотта и Вероника. Ах, как мила была Изотта – золотые локоны, радостный взгляд, грация в каждом движении!

– Удивительно, как мы промахнулись с именами, – сказал граф гостю, родичу Гиберто. – Я назвал эту девочку в честь бабушкиной сестры, гуманистки Изотты Ногаролы, превосходной латинистки, ты наверняка читал. А Веронике супруга выбрала имя в честь какой-то своей тетки, знаменитой красавицы. И посмотри, все вышло наоборот – наша Изотта только и думает, что о поклонниках, танцах и зеркалах, а Вероника... а Вероника уже опередила в науках братьев, а их, между прочим, мы готовим к духовной стезе! Она говорит на латыни не хуже той Ногаролы, а еще пишет мадригалы и сонеты по-итальянски, чего та вообще не делала. О, какая голова у Вероники!
Collapse )
бокс

Илиада /#шедеврамбой/

Выпила для храбрости два бокала черноплодного вина, чтоб начать наезд на Гомера. Смотрю на книгу в переводе великого Гнедича.


С младых ногтей я знала, что когда-нибудь прочту Илиаду и Одиссею. Об Илиаде я судила по стихам милого Фрица Шиллера (он с Байроном делил моё детское сердце):
- Милый Гектор! Не спеши в сраженье,
Где Ахиллов меч без сожаленья
Тень Патрокла жертвами дарит...
Collapse )
бокс

Ведьмак

Недавно я вылезла из очередного танка и внезапно скачала серию книг "Ведьмак". Пищала поначалу, совсем влюбилась. Потом Сапковский всё испортил (медные трубы и самолюбование). Вместо чудесных историй о приключениях Геральта и колдунов, он размазал сопли на несколько романов - о судьбе Цириллы, Дитя Старшей Крови и т.п. Не знаю кому как, а мне девицы с загадочными генами надоели со времён кхалисси. Может, когда энта Цири выйдет замуж и народит, Сапковский вернётся к бесплодным Геральту и Йеннифер, мне на радость.
А как хорошо начиналось! Какой прекрасный перевод! Славянские страшилки вперемешку с нордической мифологией под пряным польским соусом - разврат и вольнодумство. Просится это дело на экран, почему бы НВО или хотя бы Бибиси не сбацать сериальчик сезонов на 5? Выкинуть голубую муть о Цири. Ведьмак, чудовища, злобная и прекрасная горбунья, сплошной Эрос и Танатос.
"Игра Престолов" вот-вот закончится, а душа алчет.
Погуглила - ой, уже экранизируют. Посмотрела примерный кастинг - и заплакала. Нет, только не Мортенсен, придурок. Хватит с него испохабленного Арагорна. Конечно, Жебровский самое то (размечталась - кто его, поляка, возьмёт).



ладно, фильм - не сериал, переживу (даже если Йеннифер сыграет Кирасука Найтли)
бокс

В сторону Лескова.



Я всегда говорила, что в школе мы читаем не те книги. Книги так называемой «школьной библиотеки» или мало пригодны для детей, или выбраны по политическим мотивам (притянутым за уши).
Включив прожектор затасканной Катерины, можно увидеть прочих просветителей тёмного царства.
Гениальный зануда Лев Толстой с громоздкими многотомными романами.
Словоблудливый, припадочный Ф.М.Д. с его манией обнажённости откровенности.
Сухой скептик и циник Чехов, друг умудрённых жизнью интеллигентов.
Безумный сказочник Гоголь, славянская готика под козлиной маской сатиры.
Мрачный юный демон Лермонтов с единственным нигилистическим романом, наш первый великий хейтер.
Вот этих вышеупомянутых ребят мы бодро жуём в школе, под видом детской литературы ахахах.
АС Пушкин спасает – плодовитый пострел не даёт детям погрузиться в бездну занудства и негатива.
Но моё высокомерие отличницы, прочитавшей всю школьную библиотечку (+1 книга каждого автора), убедило меня, что другой классики для нас нет.
Collapse )